Гагаузские народные сказки

Как и весь гагаузский фольклор, гагаузская народная магическая притча представляет собой богатое духовное наследство народа. Она сохранила отголоски событий и явлений ранешних стадий публичного развития, пронизана высочайшими эталонами. По занимательности сюжета, увлекательности фабулы, остроте ситуаций, цельности нравов персонажей, красочности повествования чудесные сказки превосходят другие фольклорные виды и подвиды.

Состав Гагаузские народные сказки сюжетов гагаузской народной магической сказки (дальше — ГВС) является результатом многолетнего развития, сложных и долгих отношений разных народов, проживавших на местности современной Болгарии, Греции, Румынии, европейской Турции, Молдовы и примыкающих с ними государств. В прошедшем через их местности совершались бессчетные переселения народов.

Судя по зафиксированным записям и имеющимся публикациям, большей популярностью у гагаузов Гагаузские народные сказки пользуются последующие сюжеты: «Победитель змея», «Три подземных царства», «Катигорошек», «Чудесное бегство», «Мачеха и падчерица», «Золушка», «Сивка-Бурка», «Благодарные животные», «Мальчик-с-пальчик», «Чудесные дети».

Главный герой ГВС является олицетворением эстетического эталона народа, в каком выражены его представления о чудесном и возвышенном, его мечты о счастье, справедливости, закономерности победы добра Гагаузские народные сказки над злом.

ГВС знает различные типы головного героя: герой-богатырь, спасающий людей от монстров, заступник рода (Ванчу, Бинбир-Иванчу и др.); невинно гонимые (Кюллю Пиперчу, младшая сестра, падчерица и др.); герой-хитрец (Джюджя Тодур, Димитраш-Пытыраш, Пирку и др.).

Головного героя в ГВС окружают бессчетные и различные ассистенты Гагаузские народные сказки, наделенные магическими качествами и особенностями:

а) зооморфные ассистенты — волк, орел, жеребец, собака, бык (вол) и др.;

б) антропоморфные существа умопомрачительного нрава — встречные богатыри-великаны, волшебные искусники и др.;

в) люди-помощники — старик-волшебник, добрые старушки, признательный покойник;

г) христианские покровители (сам Бог, святые и др.), покровительницы святых дней недели (Джумаа Гагаузские народные сказки-бабу, Пазар-бабу и др.);

д) чудесные предметы — магический колпак, ручная мельница и многие другие.

При достижении собственной цели главному герою приходится встречать и различного рода врагов, противников, олицетворяющих собой злое начало. Они наделены большой силой, властью, ужасным видом, их отличают такие особенности и свойства, как людоедство Гагаузские народные сказки, обжорство, коварство, вероломство, высокомерие и т. п.

Зависимо от происхождения противники героя могут быть разбиты на две группы: с одной стороны, это сказочные существа (Джады-бабу, Джендем-бабу и др.), с другой — отрицательные персонажи, выхваченные из самой жизни и придающие притче ярко выраженную социальную остроту и сатирическую расцветку — падишах Гагаузские народные сказки, мачеха с дочкой либо с детками, завистные братья либо сестры, обычно, старшие, и др.

ГВС противопоставляет их истинному герою — добросовестному, сильному и бесстрашному человеку, стоящему во всем выше злых и ожесточенных, хвастливых и глуповатых, отвратительных и аморальных сказочных персонажей.

Композиция ГВС в целом однотипна: зачин, эпическая часть (состоящая Гагаузские народные сказки из завязки, кульминации и развязки) и концовка. Но нужно увидеть, что ГВС нередко начинается с присказки, которая к ее содержанию никакого дела не имеет и настраивает слушателей на особенный лад, стремясь оторвать их от обыденной жизни и перенести в сказочный мир. Она носит, обычно, шуточный нрав, отличается ритмичностью и внутренней рифмой. К Гагаузские народные сказки примеру:

«Давным-давно, когда колос был еще на стебле, стог сена в решете, я в колыбели, а отца на свете еще не было, в стране Уз-падишаха верблюды с верблюжатами мяч гоняли; в церквях ангелы, как мухи, летали; зарезав 1-го незрелого барана, люд всей страны кормили. И мне переднюю Гагаузские народные сказки ляжку дали, чтоб от груди оторвался, я ее сразу съел, силу заполучил: посильнее меня в примыкающих княжествах никого не было» («Ванчу в черном царстве»).

Не считая того, в ряде гагаузских версий магических сказок на международные сюжеты — «Три царства», «Звериное молоко», «Хитрая наука», «Чудесные дети» — возникает типичный пролог Гагаузские народные сказки, который подготавливает слушателей к предстоящему развертыванию сюжета. В большинстве случаев встречается пролог, рассказывающий о бездетных родителях, о расчудесном рождении героя, становясь предысторией к сюжету и расширяя его.

К примеру, в притче «Чертовы проделки» на сюжет «Хитрая наука» представлен таковой пролог: «Было ли, не было ли, жили-были отец с отпрыском Гагаузские народные сказки. Решил отец дать отпрыска в ученики. Но отпрыск так и не смог толком обучиться хотя бы какому-нибудь ремеслу».

Отличительной чертой композиции ГВС является также и то, что сюжет после, казалось бы, окончания эпической части может иметь продолжение, другими словами эпилог, повествующий или о судьбе героя, или о деяниях Гагаузские народные сказки его близких, к примеру: «Дети выросли и вырыли колодец, из подземной страны в светлое королевство маленький путь проложив — по лестнице» («Ванчу в черном царстве»).

Введение в сюжет эпилога является, на наш взор, импровизацией самого исполнителя сказки, которому характерно каждый раз вести рассказ заного. Сказочная традиция гагаузов отличается Гагаузские народные сказки от сказочной традиции румын и молдаван, болгар и российских, например, тем, что в ней отсутствует точная видовая дифференциация, с одной стороны, и нет проф сказочников, с другой. Сказки у гагаузов в основном числились и числятся художественными произведениями для утехи и отдыха.

К числу художественных приемов и средств, более нередко применяемых Гагаузские народные сказки в ГВС, относятся последующие: гипербола, литота, контраст, повтор, градация, ретардация, неизменный эпитет и др. Они содействуют более ярчайшему описанию портретов персонажей, наилучшему запоминанию сказки и поболее четкой передаче содержания при пересказе.

Художественно приближаясь к пословицам, поговоркам, прибауткам (обобщенностью мысли, рифмами, ассонансами, ритмом), классические стилистические формулы в базе собственной Гагаузские народные сказки все таки остаются композиционным средством сказки. Они делают красочность повествования, цельность образов и персонажей, выразительность их вида и поведения в притче.

В ГВС, как и в магических притчах других народов, различаются исходные формулы (присказки, зачины), переходные (медиальные) формулы-связки, соединяющие повествовательные мотивы, и финишные формулы (концовки), которые в целом Гагаузские народные сказки делают в магической притче своеобразную «обрядность».

Вместе с традиционными, восходящими к древности, сюжетами, в каких сохраняется архаическая лексика, ГВС знает и поболее поздние, деформированные произведения, где опущены многие детали, мотивы, особенности обычного сюжета и преобладает современная лексика, в главном взятая.

Показателем современности ГВС служит также ее стилистика, в какой просматривается авторское лицо Гагаузские народные сказки сказочника: в притче возникают оценочные суждения, выражающие отношение рассказчика к событиям, происходящим в притче: «Старик, бедолага, от переживаний места для себя не находил, но что поделаешь с сумасбродной старухой?!» («Клубок-клубочек»).

В гагаузском сказочном эпосе нет точных, стопроцентно определившихся границ и различий меж видами и подвидами. Об этом Гагаузские народные сказки свидетельствует, к примеру, наличие в составе магических сказок богатырских и знаменитых, также промежных сказок меж магическими и бытовыми, с одной стороны, меж магическими и зооморфными, с другой.

Заметим также, что при заимствовании эпического текста нередко происходит видовое «смещение»: тот либо другой вариант геройского либо романического эпоса у Гагаузские народные сказки гагаузов обычно приобретает черты магической (богатырской) сказки либо вполне перебегает в нее, так как у гагаузов намного посильнее развиты традиции сказочного эпоса.

Распространению и сохранению сказочного творчества посреди гагаузов содействовал, сначала, бродячий стиль жизни их протцов. Чабаны, уходя на далекие пастбища либо оберегая ночкой стада, скрашивали собственный досуг притчами, песнями, легендами Гагаузские народные сказки. Возлюбленным развлечением сказки были и позже, когда номады осели на Балканах. На посиделках происходил типичный обмен притчами, бытующими в различных местах проживания рассказчиков. Все это благоприятствовало скрещиванию и размножению разных сказочных сюжетов, вместивших в себя элементы тюркской, славянской, романской фольклорных культур.

В текущее время длится живое бытование ГВС, сохраняется Гагаузские народные сказки их эстетическое и воспитательное значение, другими словами исследователи в значимой мере еще могут фиксировать естественные фольклорные процессы и явления.

Более принципиальной задачей фольклористов, этнографов, краеведов и просто любителей устного народно-поэтического творчества гагаузов остается сбор как магических сказок, так и других видов сказочного эпоса (знаменитых, бытовых/новеллистических сказок, сказок о Гагаузские народные сказки животных), вобравших в себя мудрость и актуальный опыт многих поколений, ставших одним из самых выразительных и ярчайших художественных памятников духовной культуры народа.

Виталий Сырф

ПОХОЖДЕНИЯ КЕЛЕША

Жил-был падишах, было у него 40 отпрыской. В один прекрасный момент 30 девять из их молвят папе:

— Отец, мы желаем жениться.

— Изберите для себя, — отвечает Гагаузские народные сказки им падишах, — из табуна по жеребцу и приходите, я дам каждому из вас средств из казны.

Изловили братья по жеребцу, получили средства и в горячий полдень направились в путь.

А самый младший брат их был лысым. Когда стоял горячий полдень, голова его накалялась докрасна.

— Отец, я тоже желаю жениться Гагаузские народные сказки.

— Иди и ты излови для себя жеребца из табуна.

В табуне оставался только один колченогий лошак[1]. Пришел Келеш[2]домой, отец и ему отдал средств из казны. Оседлал он лошака, пустился в путь и скоро догнал собственных старших братьев около грушевого дерева. Они расседлали уже жеребцов и сложили Гагаузские народные сказки седла.

Догнав братьев, Келеш поприветствовал их:

— Здрасти, братья!

— Здравствуй! — ответили они.

Келеш посчитал место привала собственных братьев небезопасным и гласит им:

— Для чего вы тут тормознули? Если б тут не было охранника, травка вокруг нас не была бы нетронутой.

Братья над ним смеются:

— Много ты понимаешь, Келеш.

— Если с вами ничего не Гагаузские народные сказки случится, — отвечал тот, — то со мной и подавно ничего не будет.

И Келеш слез с лошака, расседлал его, разбил шатер, поставил кофе на огнь, напился кофе и лег в шатре на боковую. Скоро все братья уснули.

Вдруг показалась из-за горы Дэв-бабу. Идет она, скрипит Гагаузские народные сказки, на палочку налегает, кофе попивает, табак покуривает, цветки и гиацинты по пути косит. И гласит она братьям:

— Здрасти, ребята!

Братья пробудились от ее голоса и отвечают:

— Здравствуй, старуха!

— Куда путь держите, сынки?

Келеш отвечает за всех:

— В страну счастья едем.

— У меня, — гласит баба, — было 40 отпрыской, все в страну счастья ушли Гагаузские народные сказки и не возвратились, осталась я одинокой, сейчас от горы к горе шатаюсь и головой собственной о их бьюсь.

Спрашивает она у Келеша:

— Не выпьете ли вы вина? Я бы принесла.

Услыхав это, братья совсем пробудились. Посреди их было много выпивох, они-то и молвят:

— Вот кабы было вино!

Пошла Гагаузские народные сказки баба, взяла 40 ведер вина и принесла. Начали они пить, дошла очередь до самого младшего. Но тот отрешается:

— Я не пью вина, голова от него болит.

30 девять братьев напились и упали наземь. А баба села с Келешем о том о сем побеседовать.

— Баба, я спать желаю, — притворился он.

Собралась тогда Дэв Гагаузские народные сказки-бабу уходить:

— Ложись, сынок, отдохни и ты — вы же все с дороги.

Лег он на бок и укрылся попоной. Баба же встала и пустилась бежать. Келеш здесь немедленно выскочил из-под попоны, схватил шашку, ринулся вдогонку за великаншей и чуток было не нагнал ее. Дэв-бабу тем Гагаузские народные сказки временем добралась до собственного дома, спустилась по лестнице. Она и не увидела, что Келеш гонится за ней.

Бабины сыновья были дома, она и гласит им:

— Чего вы тут ожидаете, сыночки? Под грушевым деревом лежат 40 жертв. Но если я вас всех сходу выпущу, вы попадаете и перетопчете один другого. Буду вас выпускать Гагаузские народные сказки по одному.

Баба выпускала их по одному, а Келеш по одному и резал их: 40 бабиных отпрыской легло по обеим сторонам лестницы. Потом он вошел в дом, схватил бабу и повесил ее на крюк.

В доме было 30 девять женщин. Парень спросил их:

— У меня есть 30 девять братьев Гагаузские народные сказки, не пойдете ли вы за их замуж?

— Если высвободите нас от наших старших братьев, пойдем, — отвечали девицы.

— С ними мы просто управимся, — произнес он.

Возвратился Келеш к своим братьям и растолкал их всех пинками. Братья вскочили, протирая глаза после опьяненной ночи, пошли к жеребцам, оседлали их и пустились в путь, а Гагаузские народные сказки Келеш со своим колченогим лошаком отстал от их.

Приехали братья к одному источнику, расседлали жеребцов и заварили кофе. Пока они пили, Келеш добрался до их и поприветствовал.

— Здрасти, братья!

— Здравствуй! — отвечали они.

Дальше он опять спрашивает их:

— Для чего вы тут тормознули? Если б тут не было Гагаузские народные сказки охранника, травка вокруг нас не была бы нетронутой. Разве не хватило нам вчерашних невзгод?

Братья над ним смеются:

— Много ты понимаешь…

— Если с вами ничего не случится, — произнес младший, — то со мной и подавно ничего не будет.

Слез он с лошака, расседлал его, разбил шатер, поставил кофе на огнь, напился кофе и Гагаузские народные сказки лег в шатре на боковую. Скоро все братья уснули.

И вот снова показалась из-за горы еще одна Дэв-бабу. Идет она, поскрипывая, на палочку налегая, кофе попивая, табак покуривая, цветки и гиацинты по дороге косит. И гласит она братьям:

— Здрасти, ребята!

Братья пробудились от ее голоса и отвечают Гагаузские народные сказки:

— Здравствуй, старуха!

— Куда путь держите, сынки?

Младший молвил за всех:

— В страну счастья едем.

— У меня, — гласит баба, — было 40 отпрыской, все в страну счастья ушли и не возвратились, осталась я одинокой, сейчас от горы к горе шатаюсь и головой собственной о их бьюсь. Не выпьете ли вы вина? Я Гагаузские народные сказки бы принесла.

Братья воскрикнули:

— Отлично было бы вина, вроде бы мы на данный момент выпили с похмелья!

Баба пошла и принесла им на собственной спине сорокаведерную бочку вина. Все братья выпили, а когда дошла очередь до Келеша, он отказался:

— Я не пью вина, голова от него Гагаузские народные сказки болит.

30 девять братьев напились и наземь упали. А баба села с самым младшим о том о сем побеседовать.

— Баба, я спать желаю, — произнес Келеш.

Собралась тогда она уходить:

— Ложись, сынок, и ты отдохни — вы же все с дороги, утомились.

Келеш улегся, натянув попону на голову и притворился, что дремлет, а Дэв-бабу Гагаузские народные сказки побежала прочь и скоро пропала из виду. Келеш же встал из-под попоны, схватил шашку и пустился прямо за бабой, но не догнал ее. А она тем временем добралась до собственного дома, спустилась по лестнице и даже не увидела погони.

И у этой бабы было 40 отпрыской Гагаузские народные сказки, она им и гласит:

— Чего вы ожидаете, сыночки? Около источника лежат 40 жертв. Но если я вас всех сходу выпущу, вы попадаете и перетопчете один другого. Буду вас выпускать по одному.

Баба выпускала их по одному, а Келеш снова по одному резал их: 40 бабиных отпрыской легло по обеим сторонам лестницы Гагаузские народные сказки. Потом парень вошел в дом, схватил бабу и повесил ее на крюк.

В том доме была только одна женщина, но привлекательнее прежних. Келеш спрашивает ее:

— Не пойдешь ли за меня замуж?

— Пойду, если освободишь меня от моих старших братьев.

— С ними мы просто управимся, — произнес молодец.

Возвратился младший брат к остальным, растолкал Гагаузские народные сказки их пинками. Те встали, протирая глаза, оседлали жеребцов и направились в путь. Келеш опять остался сзади их со своим колченогим лошаком.

Братья доехали до 1-го дворца, расседлали жеребцов, вошли в покои и расположились на отдых. Младший догнал их и, потому что был прозорливым, гласит:

— Для чего вы тормознули Гагаузские народные сказки тут? Если б тут не было охранника, этот дворец не был бы таким незапятнанным.

— Разве нам худо было те два денька? — спрашивают братья.

— Если с вами ничего не будет, — гласит в ответ на это Келеш, — то со мной и подавно.

Расседлал он лошака и расположился на привал.

Через Гагаузские народные сказки некое время пришел гигант, взял большой камень и заложил входную дверь. Гигант гласит братьям:

— Я вас всех выпущу, но дайте мне только самого младшего.

Но те ему отвечают:

— Мы все 30 девять братьев погибнем, но его не отдадим.

Сообразили они, как был силен Келеш. Парень же произнес братьям:

— Оставьте меня Гагаузские народные сказки тут, а я, если только захочу, тотчас же освобожусь. Поезжайте лучше к тому источнику, где мы ночевали, и пойдите той дорогой, по которой та последняя баба ушла. Отыщите там дом, у этого дома увидите лестницу, а по обеим сторонам лестницы — бабиных отпрыской, которых я убил. Но вы не Гагаузские народные сказки страшитесь. Когда войдете в дом, отыщите бабу, подвешенную на крюк. Пойдите в другую комнату, там будет женщина, возьмите ее с собой, но не трогайте. Если тронете, всех вас 30 девять положу-накажу. Оттуда пойдете к грушевому дереву и от него туда, куда ушла 1-ая баба. Дойдете до дома, там у Гагаузские народные сказки него есть лестница, а по обеим сторонам той лестницы бабины мертвые сыновья. Но вы не страшитесь, войдите в дом, найдите бабу, подвешенную на крюк. Позже пойдите в другую комнату, в ней будет 30 девять женщин, возьмите их и женитесь. Обо мне же не думайте, когда-нибудь и я вернусь.

Братья Гагаузские народные сказки уехали, а Келеш остался с гигантом и скоро побратался с ним. Спрашивает однажды гигант у юноши:

— Не привезешь ли мне в супруги дочь турецкого царя?

— Привезу.

И отправился он в путь. Полуденное солнце прижаривало голову Келеша, и он обернул ее портянкой. По пути повстречались ему какие-то трое мужчин, которые о кое Гагаузские народные сказки-чем спорили меж собой, а когда узрели Келеша, то и молвят друг дружке:

— Стойте, братья, вот едет человек, он-то нас и рассудит.

Тот услышал их и спрашивает:

— Что у вас?

— Случилось так, что отец оставил нам наследие, и мы не можем его поделить.

— А какое у Гагаузские народные сказки вас наследие?

— Вот эта шапка, этот кнут и этот ковер.

— А какой в их секрет?

— В этой шапке, когда наденешь ее на голову, никто тебя не увидит; если разложить этот ковер на земле и встать на него, ударив вот этим кнутом, то он понесет тебя туда, куда захочешь Гагаузские народные сказки.

А у Келеша с собой была одна стрела, вот прицелился он и выстрелил. Стрела свалилась за девятью горами и за девятью реками. Гласит он братьям:

— Идите туда, куда свалилась эта стрела, и принесите ее. Кто ранее всех придет, тому шапку дам, кто вторым — кнут, а кто последним — ковер.

А сам разостлал ковер Гагаузские народные сказки, надел на голову шапку, щелкнул кнутом и попал в шкаф турецкого царя. Наступал вечер, и служанки принесли королевской дочери ужин. Женщина поела и гласит им:

— Остатки пищи положите в шкаф. Чтоб с утра все 6 блюд целы были.

Служанки упрятали блюда в шкаф, а Келеш их съел Гагаузские народные сказки.

Королевская дочь легла спать, в ногах у нее горел серебряный канделябр, в головах — золотой. Келеш подошел и переставил канделябры: золотой поставил в ноги, а серебряный — в головы. Женщина не лицезрела его, и поэтому на другой денек длительно ругала собственных служанок, лупила их да приговаривала: «Ах, вы такие-сякие, вы сюда людей пускаете Гагаузские народные сказки, вот я вам!». Служанки рыдали и дрожали от испуга. В конце концов, царевна произнесла:

— Если это повторится, то я с вас взыщу.

На последующий вечер служанки приготовили еще более кушаний. Королевская дочь поела, а остатки пищи опять положили в шкаф. Келеш все съел.

Царевна легла спать, а парень снова Гагаузские народные сказки переставил канделябры.

Настало утро, женщина глядит: канделябры переставлены, а кушанья, что были в шкафу, вновь съедены. Наказала она служанок и гласит им:

— Если завтра это опять случится, то я с вас взыщу.

На 3-ий вечер служанки еще более блюд приготовили. Царевна поела, остатки пищи служанки упрятали в шкаф Гагаузские народные сказки. Келеш вновь их съел.

Когда королевская дочь легла спать, Келеш спустился на пол, чтоб переменить канделябры, и подошел к ней. И нужно же было такому случиться, что женщина отмахнулась от мухи как раз в то время, когда парень был у нее в головах. Она задела шапку, та свалилась на Гагаузские народные сказки землю. Увидела женщина Келеша и спрашивает его:

— Что ты тут ищешь?

— Я пришел за тобой, царевна.

— Если ты меня отсюда вынесешь, то я пойду за тебя замуж, — гласит она.

Разложил парень ковер, поставил на него даму, надел шапку на ее голову и на свою, щелкнул кнутом и пожелал опуститься Гагаузские народные сказки в поле. Когда они опустились, он спрашивает даму:

— Знаешь ли ты, куда я тебя далее понесу?

— Куда?

— К гиганту.

Зарыдала королевская дочь. Келеш стал ее успокаивать:

— Не плачь, не страшись, не отдам я тебя, пусть только гигант порадуется мало, смотря на тебя. Он к для тебя кинется, но ты Гагаузские народные сказки скажи ему: «Стой, гигант, не кидайся на меня!». Он спросит: «Почему?». Ты скажи: «Сорок дней у меня траур по папе. Пройдет 40 дней, тогда и я твоя, а ты мой». Да спроси у гиганта, в чем его тылысым. У него точно есть тылысым, но я не знаю какой.

Направились Гагаузские народные сказки они вдвоем к гиганту. Гигант ринулся на даму, и та заорала звучным голосом:

— Стой, гигант, не приближайся ко мне!

— Почему?

— 40 дней у меня траур по папе. Пройдет 40 дней, тогда и я твоя, а ты мой.

Гигант посадил собственного побратима в темницу, в тесноватую конурку. Тот разложил ковер, надел шапку на голову Гагаузские народные сказки, щелкнул кнутом, вышел из темницы и прилетел к королевской дочери.

Когда гигант собирался на охоту (он за раз съедал быка и выпивал бочку воды), королевская дочь спросила его:

— Скажи, в чем твой тылысым?

— Вот в этом столбе.

Когда он ушел на охоту, Келеш с женщиной украсили столб. Парень Гагаузские народные сказки гласит ей:

— Когда гигант придет домой, ты танцуй вокруг этого столба и приговаривай: «Это тылысым моего великана».

Наступил вечер, явился гигант. Царевна стала плясать вокруг столба и приговаривать: «Это тылысым моего великана». Гигант засмеялся. Женщина начала рыдать:

— Чего ты нужно мной смеешься?

— У дамы, молвят, волос долог, да Гагаузские народные сказки мозг короток. Гигантов тылысым разве бывал когда-нибудь столбом?

— Объясни, — попросила его женщина, — в чем твой тылысым, и мне станет легче.

— Мой тылысым в метле, что в этом доме, — гласит ей гигант.

Когда гигант ушел на охоту, Келеш порекомендовал царевне украсить метлу различными цветными лоскутками. Женщина приготовила гиганту быка и бочку Гагаузские народные сказки воды, также украсила метлу.

— Когда придет гигант, — произнес Келеш королевской дочери, — ты возьми метлу и выйди ему навстречу с танцами.

Взяла она метлу, вышла навстречу гиганту, стала плясать и приговаривать: «Это тылысым моего великана». Тот опять засмеялся. Женщина ринулась наземь, начала рыдать. Он же смеется и гласит:

— У Гагаузские народные сказки дамы волос долог, да разум короток. Гигантов тылысым может ли быть столбом либо метлой? От моего тылысыма для тебя полезности не будет, но я для тебя скажу о нем. Очень далековато отсюда есть Каз даасы[3], в лесу — озеро, в озере — три утки, впереди всех плывет селезень. У селезня в Гагаузские народные сказки желудке — трехфунтовый камень, а в камне три мухи. Вот они-то и есть мой тылысым.

Келеш решил лететь в Каз даасы, разостлал ковер, надел шапку, щелкнул кнутом и погрузился у озера. Он убил переднюю утку, разрезал ее напополам, вытащил желудок, разбил трехфунтовый камень и вынул из камня 3-х мух Гагаузские народные сказки. Одной оторвал голову, а 2-ух посадил в бутылку. Гигант захворал.

Возвратился парень к царевне и гласит:

— Сейчас смотри, как я убью гиганта.

Гигант к тому же половину дороги домой не прошел, а Келеш уже оторвал голову 2-ой мухе. Гигант очень расхворался, но все еще старался идти. Когда же до дома Гагаузские народные сказки оставалось 10 саженей, он оторвал голову последней мухе, и гигант погиб.

Взял парень с собой царевну и отправился в путь к для себя домой. Он нашел собственных братьев, которые женились на 30 9 девицах. Первую кросотку Келеш выдал замуж, а вторую взял для себя в супруги. Всю жизнь они обожали друг дружку Гагаузские народные сказки и до конца собственных дней жили длительно и счастливо.

ВАНЧУ В Черном Королевстве

Давным-давно, когда колос еще на стебле был, стог сена в решете был, я в колыбели был, а отца на свете еще не было, в стране Уз-падишаха[4]верблюды с верблюжатами мяч гоняли; в церквях Гагаузские народные сказки ангелы, как мухи, летали; зарезав 1-го незрелого барана, люд всей страны кормили. И мне переднюю ляжку дали, чтоб от груди оторвался; я ее сразу съел, гигантскую силу обрел: посильнее меня в примыкающих княжествах никого не было. С 3-мя отпрысками Уз-падишаха жребий кинул — кто дома остается, кто охотиться Гагаузские народные сказки пойдет. Мне не подфартило — я дома остался, они на охоту пошли.

Прямо шли, ровно шли, 6 месяцев одну осень шли, кофе пили, табак курили, цветки и гиацинты косили. Дошли до глухого леса, три денька, три ночи охотились, 1-го хищника только и уничтожили, ни на какую другую дичь не наткнулись, будто Гагаузские народные сказки бы животные перешли отсюда в другие края, ни души не осталось в балканских лесах[5]. Назад повернули.

Восьмидневный путь миновали, малость отдохнули, на девятый[6]день пути увидели один странноватый след, который оборвал их путь. Направились по тому следу, и на 3-ий денек привел он их к глубочайшему высохшему колодцу. На деньке Гагаузские народные сказки колодца бились два барана, выталкивая друг дружку оттуда.

— Давайте договоримся, кто в колодец спустится, — предложил младший из братьев (его Ванчу звали). Старшие братья отказались. Ванчу обвязался веревкой, братья спустили его в колодец.

Только достигнул он дна, желал было на белоснежного барана верхом сесть, но в это время темный баран толкнул белоснежного Гагаузские народные сказки, и Ванчу на спину темного барана свалился, провалился в три раза поглубже, в черное королевство. Баран, выскользнув из-под него, пропал, Ванчу же остался в пустынном месте. Огляделся вокруг — ни растения, ни дерева, ни живой души не приметил. Только посреди увядших травок увидел тропинку. По ней пустился он Гагаузские народные сказки в далекий путь, в неизвестные края. Один денек шел, два денька шел, на 3-ий денек повстречал дерево с редчайшими листьями. Присел в тени отдохнуть да от вялости заснул.

Длительно ли спал, кратко ли — разбудил его щебет. Ванчу открыл глаза, огляделся, ничегошеньки не увидел. Опять лег. Незначительно погодя щебет повторился Гагаузские народные сказки. Поглядел ввысь — в гнезде какие-то птенцы щебечут, а по стволу дерева к гнезду приближается большая желтоватая змея. Ванчу вытащил клинок из ножен и разрубил эту змею надвое. Сползла она по стволу и к древесным корням свалилась.

— Спасибо, молодец, — заговорили птенцы человечьими голосами. — Наш отец прилетит — тебя не тронет Гагаузские народные сказки: мы поведаем о твоем хорошем поступке.

Ванчу снова заснул. Выспался, открыл глаза и от испуга чуть ли не свалился в обморок: у его изголовья, распластав крылья, стояла большая птица.

— Не пугайся меня, мой друг. Я отец этих птенцов. Они поведали мне о твоем поступке. Спасибо, выручил детенышей, мой род не Гагаузские народные сказки прервется. А то вот уже пару лет птенцов не досчитываюсь: кто-то их ест, когда я улетаю на охоту. Благодаря для тебя хоть этих смогу вырастить. За свое добро требуй у меня, что желаешь.

— Что желаю? Здоровья для тебя желаю!

— Ты не смущяйся. Я большой силы орел Гагаузские народные сказки, все, что ты захочешь, смогу исполнить. Скажи, что желаешь.

— Растолкуй мне, где это я нахожусь? Почему небеса повсевременно нахмуренные, воздух туманный, будто бы ни денька, ни солнца нет в этой стране.

— Тут черное королевство, — ответил орел. — До светлого королевства дорога в 40 дней и в 40 ночей. И это королевство было Гагаузские народные сказки прекрасной государством, но когда тут появился крылатый пятиглавый дракон — Го́гуджу-Мо́гуджу, извел он практически всех людей, что вблизи жили. Гогуджу-Могуджу останавливает воды источников, и пока не дашь ему людскую жертву, вода не течет. На этой земле людей совершенно не много осталось. Через три денька дочь падишаха отдадут Гагаузские народные сказки ему на съедение — жалко молоденькую даму.

— Если мне пригодится, сможешь ли вынести меня в светлое королевство? — спросил Ванчу.

— Вынесу, но для этого приготовь 40 бочек мяса, 40 печей хлеба и 40 бурдюков воды. Столько пищи и питья мне будет необходимо для сорокадневного пути.

— На данный момент вот о чем тебя попрошу Гагаузские народные сказки: скажи мне, где Гогуджу-Могуджу ест свои жертвы? Я свою силу испытать желаю, буду биться с ним. Будь что будет: либо я его, либо он меня победит. Если я смогу его одолеть, людей счастливыми сделаю.

— Продолжай собственный путь по этой тропинке, она тебя к истоку источника приведет. Туда прилетит Гагаузские народные сказки дракон Гогуджу-Могуджу, там его ждет дочь падишаха. Но будь внимателен: он из 5 голов сразу пламя извергает, ты должен быть в влажной одежке, чтоб не загореться.

— Спасибо, как-нибудь справлюсь: и клинок у меня есть, и щит имеется, — произнес Ванчу и отправился дочь падишаха выручать.

Прямо шел, ровно шел, два Гагаузские народные сказки с половиной денька шел. На 3-ий денек, к обеду, добрался до истока. Там юная женщина рыдала кровавыми слезами.

— Что случилось, моя кросотка? Чего так убиваешься, чего так плачешь, обмирая от испуга? — спросил Ванчу, поприветствовав ее.

— Как мне не рыдать, как не убиваться, на данный момент тот душегуб Гагаузские народные сказки-дракон прилетит, порвет меня и съест. Жалко моих лет, жалко моей красы. Иди отсюда, брат, а то он и тебя уничтожит. Много таких, как ты, погибло.

— Не страшись, я пришел тебя спасти. Ты иди, спрячься за стенкой источника, я заместо тебя останусь.

Рядом с источником было озерко дождевой воды. Вспомнив Гагаузские народные сказки совет сокола, Ванчу вошел в воду в одежке и с доспехами.

Вдруг раздался рокот, все накрыла тьма, небеса заволокли густые темные тучи. Через некое время, изрыгая пламя, Гогуджу-Могуджу в небе показался, перед Ванчу приземлился.

— Ты кто? — спросил. — Тут должна быть дочь падишаха.

— Я отпрыск Уз-падишаха из светлого королевства Гагаузские народные сказки. Пришел тебя убить и дочь местного падишаха спасти. Я совершенно тебя не боюсь. Либо ты меня, либо я тебя одолею в борьбе.

— Ха, много таких, как ты, приходило со мной бороться-биться, всех — чытыр-чытыр! — я съел, и следов их не осталось. Уж не ты ли тот, кто согнет меня Гагаузские народные сказки в дугу?

Гогуджу-Могуджу, смеясь, 5 пастей сходу открыл и на Ванчу искры огня направил. Ванчу чуть успел защитить лицо и глаза щитом. Взмахнув клинком, Ванчу две головы дракона отсек от тела. Гогуджу-Могуджу вновь засмеялся, заместо отрезанных голов по две новых подросло. Сообразил Ванчу, что сначала среднюю голову Гагаузские народные сказки отсечь нужно. Утратив ее, дракон издохнет.

— Постой-ка! — пустился на хитрость Ванчу, всадив клинок в землю. — Ты очень силен, спору нет. Давай отдохнем, побеседуем, позже бой продолжим. Скажи мне, спишь ли ты в собственной жизни? Если да, то как свою главную голову стережешь?

— Сплю, а то как Гагаузские народные сказки! Распластав крылья, две боковые головы сверху кладу, поверх их — главную голову, а ее еще 2-мя боковыми прикрываю. Вот так, — похвалился Гогуджу-Могуджу и показал, как он дремлет.

Тем временем Ванчу, подняв клинок, одним ударом снес все 5 голов. Дракон взревел таким ужасным голосом, что вокруг со склонов гор в равнину Гагаузские народные сказки покатились камешки, сорвавшись со собственных мест. Бился, бился ну и издох.

— Ну-ка выходи, моя кросотка, из собственного убежища и взгляни, что тут вышло.

Дочь падишаха из-за стенки источника только голову приподняла и от испуга опять спряталась. Позже, малость придя в себя, приблизилась к Ванчу.

— Давай пойдем к Гагаузские народные сказки моему папе. Он обещал, что моему спасителю даст меня в супруги и полцарства в придачу. Только отрежь у дракона языки.

Ванчу отсек языки, завернул их в платок и положил в суму. Почистив доспехи и орудие, направились в путь.

Прямо шли, ровно шли, за три денька и три ночи дорогу победили, добрались Гагаузские народные сказки до дворца падишаха. Падишах их отлично повстречал, владенья свои показал, устроил пир. Радости конца-краю не было.

Приближенные падишаха попросили дозволения слово молвить.

— Мой падишах! — доложил вестовой. — У ворот дворца один молодец стоит, гласит, дракона убил, вашу дочь в супруги взять вожделеет.

Падишах опешил. Поглядел на дочь, поглядел Гагаузские народные сказки на Ванчу. Ванчу не проговорил ни слова, дочь улыбнулась.

— Зовите его, — отдал приказ падишах.

В палату вошел молодец с полным мешком на спине. Опустошил мешок.

— Это что? Головы дракона? — спросила дочь падишаха.

— Да, я убил его. Пришел за тобой и за половиной королевства в придачу.

— Ну-ка поглядите, — произнесла женщина слугам Гагаузские народные сказки, — на месте ли языки этих голов?

Поглядели — ни в какой языка нет. Тем временем женщина вытащила платок из сумы Ванчу, показала языки дракона.

— Вот у кого языки, это он убил дракона и меня от погибели выручил.

— Выбирай для себя наказание, — произнес падишах. — Обманом счастья не добудешь.

— Оставь Гагаузские народные сказки его, мой падишах! — попросил Ванчу. — Стать посмешищем — это тоже наказание. Пусть живет, может быть, ума-разума наберется.

— Убирайся с глаз долой! — повелел падишах, рассердившись.

Охрана выкинула самозванца, схватив за руки, за порог. Он отыскал то, что находил, но давайте вернемся к нашим юным.

Ванчу и дочь падишаха очень полюбили друг Гагаузские народные сказки дружку, и к тому же они очень подходили друг дружке. Взрослые и детки радовались, завидев их. И все вокруг оживилось: птицы принялись щебетать, насекомые в травках — мелодии стрекотать, одна белка, взбираясь раз за разом на дерево, приносила по орешку девице в руки, потешая людей. С возникновением воды различные Гагаузские народные сказки растения зазеленели, распустили бутоны, начали цвести. Небо прояснилось, солнце стало светить, как на земле.

Юных поженили — 40 дней и 40 ночей игрались женитьбу. Я тоже там был, ел-пил, сколько душа вожделела, но пища зубов не задела, питье языка не омочило.

— Отпрыск мой, — спросил падишах, — тут ли жить останешься либо к папе вернешься Гагаузские народные сказки? Гласи, не смущяйся. Как скажешь, так и сделаешь. Но только от нашего королевства до светлого длинный путь. И только ненавидящий людей большой орел Картал туда может добраться. Что скажешь?

— Падишах, отец мой, — ответил Ванчу, — я желаю в первый раз с супругой навестить моих родителей, в путь отправиться Гагаузские народные сказки. Они знают, что я пропал, да и только. Если разрешишь, я попрошу сокола о помощи. Я выручил его птенцов от змеи, он обещал вынести меня к светлому королевству.

— Давайте тогда, малыши, отчаливайте в дорогу. Счастливого пути!

— Мой падишах, отдай приказ, чтоб подготовили в дорогу 40 бочек мяса, 40 печей хлеба и 40 бурдюков воды Гагаузские народные сказки. А мне еще верхового в помощь дай, чтоб до сокола доехать.

Прошло малость времени — Картал с Ванчу на спине сел на поляну, охватив собой место величиной с гарман, так был велик. Привязали к нему бочки, скарб, бурдюки, а в центре юным место оставили, на подушку усадили.

Картал поднялся Гагаузские народные сказки в небо, и, сделав круг над дворцом падишаха, отправился в путь.

— «Гык» скажу — воду подашь, «гак» скажу — мясо и хлеб подашь, — отдал наставления Картал.

«Гык» — вода, «гак» — хлеб с мясом, «гык» — вода, «гак» — хлеб с мясом… 40 дней, 40 ночей они находились в пути. Во 2-ой половине сорокового денька Картал «гак» произнес Гагаузские народные сказки, а мясо уже кончилось. Ванчу отсек клинком от подошв по кусочку мяса, отдал соколу. Картал сходу ощутил человеческое мясо и не проглотил те кусочки, заложил под язык. Сколько было сил, поднатужился и, достигнув края светлого королевства, тихонько погрузился, от вялости растянулся, чтоб воздуху набрать, малость отдохнуть.

— Чего Гагаузские народные сказки стоишь, иди же, — обратился он к Ванчу.

Ванчу посодействовал невестой слезть, попробовал сделать шаг, но не сумел — ноги от боли подкосились.

— Эхе-хе-е, брат, так не годится! Иди-ка ко мне, покажи ноги.

Когда Картал поглядел — подошвы у Ванчу в крови. Вынув из-под языка кусочки мяса, раны облизал Гагаузские народные сказки, мясо прилепил, и подошвы у Ванчу сходу зажили, будто бы ран и совсем не было. Но с того времени, молвят, на подошвах людей появилась впадина.

Взявшись за руки, юные направились далее. Недаром же говорится: «Дорогу осилит идущий». Радуясь земным красотам, любуясь природой, обмениваясь приветствиями со встречными, широким шагом шагая Гагаузские народные сказки, преодолевали они путь. Вдруг их накрыла большущая тень. Поглядели на небо: их настигнул орел и приземлился перед ними.

— Давайте, садитесь-ка опять мне на спину. Я поразмыслил, чего вам ноги в дороге разбивать, лучше я собственный долг до конца исполню, вас домой отвезу. Так собственной цели быстрее достигнете Гагаузские народные сказки.

Через некое время показались владенья падишаха. Приземлились, людей испугали, родителей порадовали, а братья онемели от удивления и, как пугливые птахи, попрятались под амбары.


garmonicheskie-sochetaniya-kontrastnih-i-dopolnitelnih-cvetov.html
garmonicheskij-sluh-i-osnovi-metodiki-ego-razvitiya.html
garmonicheskoe-magnitnoe-pole-visokochastotnaya-magnitoterapiya.html